Художники-мозаичисты Фроловы

105   22.05.2022

Петербургская династия Фроловых — пожалуй, самая известная среди династий русских художников-мозаичистов. В ряду реализованных ее представителями проектов — мозаичные панно в храме Христа Спасителя в Москве, в Исаакиевском соборе и храме Спаса на Крови в Санкт-Петербурге, на станциях московского метро и других объектах. Расскажем о представителях династии подробнее.

Александр Никитич Фролов

Основатель династии — выдающийся художник-мозаичист Александр Никитич Фролов (1830-1909). Уже в 15 лет он работал мастеровым на Императорском стеклянном заводе. Пятью годами позднее поступил на обучение в Императорскую академию художеств (ИАХ). По ее окончании в 1856 году стал одним из художников-мозаичистов отделения мозаики академии.

Прошел все ступени академических званий вплоть до академика (1872) и «почетного вольного общника» (1876). Последнее звание присуждалось в ИАХ до 1893 года наиболее выдающимся мастерам — в свое время его были удостоены Бартоломео Растрелли, Карл Росси, Карл Брюллов и ряд других мастеров. В течение 7 лет (1883-1890) А. Н. Фролов возглавлял отделение мозаики ИАХ и руководил всеми работами. Совместно с сыном Александром в 1890 году он организовал собственную — первую частную в России мозаичную мастерскую.

Среди наиболее известных работ мастера :

  • несколько панно и икон в Исаакиевском соборе. Это фигуры святых Владимира и Ольги, Марии Магдалины и Александры Римской, Константина и Елены, Евангелиста Марка, великомученицы Екатерины;
  • две иконы «Святых угодников на Афонской горе» и весь мозаичный орнамент в храме Христа Спасителя в Москве;
  • два образа святых афонских угодников в храме Воскресения Христова (Спас на Крови).
Мозаика Фролова Александра Никитича

В разное время мастер исполнил и ряд крупных частных заказов — для нидерландской королевы Анны Павловны, для часовни, расположенной в немецком городе Висбадене и ряд других. В числе наград мозаичиста-отца — большая золотая медаль за образ св. Екатерины, которую он получил на Московской политехнической выставке (1872). За ту же работу он был удостоен бронзовой медали на Всемирной выставке в Вене в 1873 году.

Александр Александрович Фролов

Александр Александрович (1861-1897 г.) — старший сын Александра Никитича. Получивший образование архитектора, он тщательно изучал и мозаичное искусство, а с 1886 года работал в мозаичных мастерских отца.

Со временем Александр Александрович убедился в том, что используемый русскими мастерами метод «римской» мозаики (обратным набором) весьма трудозатратен, дорогостоящ, работы занимают огромное количество времени и сил. В Западной Европе уже применялись принципиально другие технологии, благодаря чему европейские фирмы даже стали перехватывать заказы у российских мастеров, оформляя дворцы и другие объекты в России.

Он добивается того, что отправляется на длительную стажировку в Италию, где проходит обучение в знаменитой фирме Сальвиати. Вернувшись в Россию, Фролов-младший предлагает новый метод — какие-то элементы были почерпнуты у европейских коллег, какие-то он разработал сам. Порученная ему пробная работа полностью убеждает комиссию академии в правоте Фролова. Методика берется за основу. В результате она позволила значительно сократить трудоемкость работ, их стоимость (до 5 раз), вес панно, количество участвующих в создании одного панно мастеров. При этом сохранялись все эстетические достоинства произведений.

После этого дела Фроловых стремительно пошли в гору. В 1890 году они организуют собственную — первую мозаичную мастерскую в России, которую и возглавил старший сын Фролов. Предприятие становится не только конкурентом западным фирмам, но и прямым конкурентом самой академии — при выполнении общественно значимых заказов. В 1895 году именно оно, а не академия или европейские фирмы, выигрывает конкурс на оформление строящегося Спаса на Крови — Храма Воскресения Христова.

Однако жизнь старшего сына внезапно прерывается в 36 лет. В 1897 году он будет прооперирован. Осложнения после операции привели к летальному исходу. Его дело продолжит младший брат.  

Владимир Александрович Фролов

Сын Александра Никитича и младший брат Александра Александровича. Родился в 1874 г., скончался в блокадном Ленинграде 3 февраля 1942 года.

В 19 лет он становится компаньоном старшего брата и совладельцем частной мозаичной мастерской Фроловых. В 20 лет поступает в академию художеств на отделение живописи, но в 1897-м, в связи со смертью брата, вынужден оставить учебу. Отец стар, и все обязанности по ведению предприятия полностью возлагаются на его плечи. Владимир бросает обучение в ИАХ и, как и когда-то старший брат, едет в Европу — изучает как древние мозаики, так и современные, новейшие течения и технологии.

Востребованность мозаичного искусства в это время стремительно растет — как в Европе, так и в России. В Петербурге и Москве всё большую популярность обретает модерн — стиль, в органике которого — подвижность и непредсказуемость, символизм и недосказанность — при яркости образов из античности и средневековья. Строятся десятки доходных домов в «скандинавском» и других подстилях модерна. Не снижается популярность и неорусского стиля, особенно среди купцов и заказчиков из церковной среды.

С конца 1890-х по 1917 год мастерская Фроловых едва ли не завалена заказами. В их числе:

  • многочисленные доходные дома (см. список ниже);
  • храм Спаса на крови — и фасады, и интерьеры собора украшены мозаиками «фроловского производства»;
  • музей генералиссимуса А.В. Суворова в Петербурге;
  • храмы на территории современной России и Украины и многое другое.

Семейное предприятие превращается в настоящую корпорацию — на Большом проспекте Васильевского острова Фролов-младший строит свой собственный многоэтажный доходный дом (№64), в котором поселяется и он, и его мастера. На 2 этаже дома располагается огромная мастерская.

Мозаика Спаса на крови

Именно Владимир Александрович с блеском завершит проект, который можно назвать венцом творений династии Фроловых. Конечно, это храм Воскресения Христова. Сначала под руководством старшего, а затем и младшего брата команда из 40 человек работала над грандиозной задачей 12 лет (1895-1907). Результат — уникальное внутреннее и внешнее мозаичное убранство храма.

Мозаика алтаря, по оригиналу Н.Н. Харламова

Мозаики создавались по эскизам выдающихся художников — В. М. Васнецова, Н. Н. Харламова, Н. Н. Кошелева, В. В. Беляева, А. П. Рябушкина, Ф. С. Журавлева и других авторов (всего более 30). Мозаичные работы в храме полностью заменили живопись. Смальтой было выложено всё — восточная и западная сторона, центральные своды и стены, пилястры и пилоны, арки.

Мозаика южного свода, по оригиналу В.В. Беляева

Площадь мозаичных панно, которые украсили интерьер храма, — 7065 м2, фасадных мозаик — 400 м2. Это делает выдающееся архитектурное сооружение по-настоящему уникальным.

Революция и после нее

Положение дел в жизни Владимира Фролова кардинально меняет революция. Мозаичное искусство признается религиозным, противоречащим идеалам революции, попросту — ненужным. Мастерская надолго закрывается. Фролов и его мастера время от времени занимаются различными реставрационными работами.

Ситуацию спасает выдающийся архитектор, автор проекта Мавзолея Алексей Щусев. Его обязательным условием было оформление Траурного зала мозаикой. Поручить такие работы в то время можно было только Фролову. Маэстро берется выполнить заказ. В 1930 году гранитную усыпальницу вождя украсили пламенеющие на фоне черного лабрадорита абстрактные изображения знамен из ярко-алой смальты.

Сталинская эпоха полна неожиданных поворотов. Решением Ленсовета Фролова, который уже выполнял столь ответственный заказ, выселяют из собственного дома, как и помощников. Закрывается и мастерская. Семья мастера переезжает в квартиру архитектора Л. Н. Бенуа (жена Фролова — Нина Леонтьевна — дочь архитектора). Однако львиную долю времени мозаичист с помощниками проводит в старых помещения мастерских бывшей Императорской академии художеств. Здесь он заново налаживает их работу, здесь практически и живет.

До Великой Отечественной войны и в первый ее год уже далеко немолодой Александр Александрович выполнял заказы для московского метрополитена. Он изготавливал мозаичные панно для станций «Павелецкая», «Маяковская» и «Автозаводская».

Мозаика Сутки советского неба, выполнена в мастерской Владимира Фролова

Работы для «Маяковской» были завершены еще в 1938 году, а в сентябре того же года станция, украшенная 35 панно, была открыта. Тема мозаик, созданных по эскизам Александра Дейнеки, — прогресс, мирный труд и отдых в СССР. На полотнах, размещенных в куполах станции, можно увидеть советские самолеты, парашютистов, моменты из трудовой и спортивной жизни молодой советской страны. Одна из мозаик — «Советское знамя» — была утрачена со строительством на станции гидрозатворного механизма.

Великая Отечественная война

Началась война. Ленинград оказался в кольце блокады. Практически один, без помощников, В.А. Фролов работал в мозаичных мастерских академии художеств и в страшную блокадную зиму 1941-42 года. Как и десятки тысяч ленинградцев, а также многие его коллеги по академии, мастер умер от голода 3 февраля 1942 года. Однако — все заказы выполнил. По «Дороге жизни» в Москву были доставлены мозаичные полотна для «Павелецкой» и «Автозаводской».

Увы, для «Павелецкой» мозаики не пригодились. Ее строительство остановилось, поскольку территории Донбасса, где производились металлоконструкции для станции, были оккупированы фашистами. Однако часть их — 8 панно — украсили в 1943 году другую московскую станцию — «Новокузнецкую». Всего 8 — лишь потому, что длина зала станции короче, чем на «Павелецкой», а размеры каждого из панно достаточно велики (около 3 метров), да и то — одно из них пришлось разместить в вестибюле. Как и в случае с «Маяковской», одно панно было утрачено в связи с возведением гидрозатвора.

Проект станции «Донбасская» («Павелецкая») братьев Весниных с квадратными мозаиками

В Новый год — 1 января 1943 года — была открыта станция «Автозаводская». И сегодня ее украшают мозаики Владимира Фролова — по 4 панно на западной и восточной стенах станции. Мастер создавал их в 1941 году, и помимо мирной заводской тематики, здесь уже возникает и военная — «Погрузка бомб в дальний бомбардировщик», «Монтаж гусениц на танк КВ-1»...

Мозаика В. Фролова Монтаж гусениц на танк КВ-1

Владимир Александрович Фролов был похоронен на Смоленском кладбище в блокадном Ленинграде — в братской могиле вместе с несколькими другими профессорами академии.

Фото братской могилы

Наследие династии Фроловых трудно переоценить. Это десятки выдающихся памятников архитектуры, составляющих культурное наследие России. Памятников, неотъемлемая часть которых — удивительные и восхищающие нас мозаики, созданные представителями этой великой семьи.

Основные объекты, для которых выполнены мозаичные работы Фроловых:

  • Храм Христа Спасителя, Москва.
  • Исаакиевский собор, СПб.
  • Храм Спаса на крови (храм Воскресения Христова), СПб.
  • Великокняжеская усыпальница в Петропавловской крепости, СПб.
  • Церковно-приходская школа училищного совета Синода и типографии (ныне — Санкт-Петербургский институт кино и телевидения).
  • Музей А. В. Суворова, СПб.
  • Дом Зингера (мозаичная вывеска), Невский пр., д. 28.
  • Доходный дом и аптека Пеля, СПб, 7-я линия Васильевского острова.
  • Доходный дом герцога Лейхтенбергского, СПб, Большая Зеленина ул., 28.
  • Дом Набокова, СПб, Большая Морская ул., д. 47.
  • Церковь Покрова Св. Богородицы (Украина, Киевская обл., с. Пархомовка).
  • Феодоровский Государев собор (СПб., Пушкин).
  • Троицкий собор в Почаевской лавре (Украина, Тернопольская обл.).
  • Церковь Святого Духа (Смоленская обл., село Талашкино).
  • Мавзолей В. И. Ленина.
  • Станция метро «Маяковская», Москва.
  • Станция метро «Новокузнецкая», Москва.
  • Станция метро «Автозаводская», Москва.